В православии готов раствориться без остатка

Владимир Соколов - инженер-химик по специальности, а по натуре - человек творческий, с поэтической душой. Владимир Николаевич - один из немногих мужчин, прихожан Всехсвятской церкви., к тому же еще достаточно молодого возраста. Его можно встретить не только на воскресных богослужениях, но и на всенощных, а также среди участников крестных ходов, в том числе Великорецкого. Что привело его в Церковь? Какой была его дорога к храму? - Еще в возрасте 10-12 лет я считал, что от меня просто скрывают существование Бога. Что все люди общаются с Богом, и только мне одному это недоступно. Потому, наверное, будучи студентом, я с жадностью записывал лекции по научному атеизму, пытаясь найти в них ответы на мучившие меня вопросы. Может быть, отчасти такое мое стремление было обусловлено тем, что среди моих родственников были священнослужители, пострадавшие в годы гонений на веру. В 1938 году расстрелян мой прадед О.Александр (Попов). Такая же судьба постигла моего двоюродного деда о.Иоанна (Соколова). А моего отца все соседи звали не иначе, как Николай-угодник. У кого бы чего ни случилось, и по какой бы части ни случилось - электропроводка или слесарное дело, непременно поможет. Ни в чем никому не отказывал. Но главное - приоритет личных ценностей. Православие - моя стихия, в которой, говоря языком химика, готов раствориться без осадка. Первое Евангелие купил, когда мне исполнилось 33 года. Затем приходили другие книги. Не только читал, но и кое-что записывал. Так увлекся, что сам начал было писать. Но задумался, какое право я имею писать на духовные темы. Ведь я не служитель Церкви, образования духовного не имею. Решил для себя: найду старца в монастыре, который мне непременно запретит этим заниматься. И каково же было мое изумление, когда на мой вопрос, можно ли мне писать книгу под названием «На пути к истине» (краткие современные уроки Закона Божьего), схиигумен санакарского монастыря о.Иероним ответил: «Можно. Стихи туда напиши. Хорошо как будет». После благословения процесс творчества пошел лучше. А книгу я пишу с 1995 года. - О том, что ты пишешь стихи на духовные темы, нашим читателям, думаю, известно - они не раз публиковались в газете. А вот о книге слышу впервые. И к чему привело твое творчество? - Я с радостью принял предложение о.Петра Машковцева, который в то время возглавлял миссионерский отдел Вятской епархии, вести занятия в дискуссионном клубе «Фома». Если и в нашем городе появится подобный клуб, также с радостью приму в нем участие. Что же касается издания книги, то непременно сделаю это, если почувствую, что она кому-то нужна. - Значит, к вере ты пришел разумом? - Не только и не столько. Помню, как однажды приехал с дочерью в санаторий накануне Нового года. Все веселятся. Дочь спит. А я обратился к морю, туда, где по моим представлениям должна быть Святая Земля, и начал читать молитвы на сон грядущий. Слова «сподобил меня даже в час сей доспети» так легли на мое сердце, что я принялся читать книги Ветхого и Нового Заветов, учебник Закона Божьего, книги Лазарева, подтверждающие существование Бога. Уверен, что у человека разумного центр тяжести должен быть именно в сердце. Потому что если человек — плотский, живет по-животному, то и центр тяжести у него находится в животе. А когда он начинает думать, более того, мудрствовать, то центр тяжести смещается в голову. И в том, и в другом случае человек может упасть. А когда центр тяжести находится посредине, в сердце, тогда человек крепко стоит на ногах."Кировец" голосеевская пустынь киев