Учреждение Вятской епархии

Вятская епархия была учреждена в 1657 году. Но каково же было церковное управление вятской землёй в предшествующие века? Известно, что в 1555 году на Московском соборе было принято решение об учреждении Казанской епархии, куда, кроме казанских городов вошла вся Вятская земля. Но, видимо, Казани были подчинены земли только в нижнем течении р. Вятки от ее устья до Кукарки и даже несколько выше Кукарки.
Правда, объясняя это обстоятельство, прот.Герасим Никитников писал: «<…> до присоединения некоторых уездов Казанской епархии к Вятской не видно никаких следов на сношения вятских духовных с Казанью, ни зависимости их от архиепископов Казанских».
Но это утверждение крайне спорно – потому что сама духовная история свидетельствует обратное.
Например, ещё в 1585 году в грамоте Зилантову монастырю о необходимости брать плату за складирование товаров на монастырской земле говорилось о причинах такого решения: «приезжают в Казань изо всех верховских городов <...> и Вятчане, и пермичи <...>»
В 1556 году, когда Великорецкий образ святителя Николая торжественно возвращался на Вятку из путешествия в Москву, путь лежал через Вологду. И вологжане делали списки с Великорецкой святыни, освящали в честь него храмы. Когда почти через 60 лет, в 1614 году, Великорецкий образ везли из второго путешествия в столицу, путь лежал через Казань, где от иконы св. Николая также произошли исцеления.
Можно привести и другие примеры духовной связи Вятской и Казанской земли. Согласно преданию в 1607 году Патриарх Гермоген благословил Феодоровским образом Божией Матери своего зятя, вятчанина Корнилия Рязанцева. Как писал знаток вятской старины прот. Иоанн Осокин: «Род же Рязанцевых <…> очень древний, ведший большую торговлю с Астраханью и Москвою».
Скорее всего, Корнилий породнился с будущим Патриархом Гермогеном, когда тот еще был простым священником в г. Казани и до принятия монашества звался Ермолаем. Именно о. Ермолай, старейший казанский священник, в 1579 году первым из духовенства взял в руки только что обретенную икону Богородицы, которая вошла в историю Православия и России как Казанская. Именно о.Ермолай описал историю обретения образа.
Преп. Трифон Вятский знал святителя Гермогена, с которым общался и которому предсказал не только патриаршество, но и мученическую кончину.
Наконец, Трифонову монастырю принадлежала вотчина в Вятских Полянах, основанная в 1595 году. И тогда, и сейчас от Вятских Полян до Казани в несколько раз ближе, чем до Вятки. Этот процесс взаимного проникновения Вятской земли и соседних епархий стал особенно заметен в 18-м веке.
Центральная, исконная Вятка включала в себя города Хлынов, Орлов, Котельнич, Слободской, Шестаков и их уездами. Они нашли образное воплощение в деревянном Успенском соборе Трифонова монастыря. У собора было не пять традиционных глав, а шесть. Как писалось в документе начала 17-го века: «<…> о шти <шести> приделах и шти верхах, сооруженье всех вятцких пяти городов».
Вот эта центральная Вятка находилась в митрополичьей, а потом, с 1589 года, когда было установлено Патриаршество, в Патриаршей области. Патриарх тогда соединял права архиерея в отношении собственной области – она была очень обширна, включая помимо территории будущей Вятской епархии почти всю Московскую епархию, Костромскую, Нижегородскую, Курскую, Орловскую, а также часть Архангельской, Владимирской, Новгородской и Тамбовской епархий.
В октябре 1657 года во время правления Патриарха Никона Собор Русской Церкви принял решение: учредить архиерейскую кафедру на Вятке. В решении Собора говорилось: «страна, именуемая Вятка, отстоящи от царствующего града Москвы многим расстоянием, и есть оная страна и места имущи многочеловечны, и сего ради требует своего ей архиерея и пастыря».
Летописец 19-го века так описывал причины создания епархии на Вятке: «Основание монастырей, созидание церквей, усердие к св. иконам и чудеса от них <…>, богоугодные обеты <…> открывают внутреннюю лепоту благочестивого народа. Не было только <…> верховного пастыря, который бы и словом, и делом поощрял духовную ревность вятчан».
Принятие такого решения Патриархом Никоном и царём Алексеем Михайловичем следует искать в событиях, которые произошли на двенадцать лет раньше. 12 июля 1645 года на российский престол вступил царь Алексей Михайлович. В этот же день в Хлынове у образа Спаса Нерукотворного произошло первое чудо – прозрел местный слепой житель Петр Палкин. Государь воспринял происшедшее как благой знак началу своего правления — и образ по царскому указу был перенесен в столицу. Причём, первым о принесении образа в Москву перед Государем ходатайствовал настоятель московского Новоспасского монастыря архимандрит Никон (Минин), будущий всероссийский Патриарх.
Эти обстоятельства, конечно, также сыграли свою незаметную, но благотворную роль, когда встал вопрос об учреждении Вятской епархии. Она оказалась в числе старейших российских епархий. Спустя 10 лет, на Соборе 1667 года в России было всего 13 епархий.
В Вятскую епархию помимо центральной, исконной Вятской земли вошли Пермь великая с городами Чердынь, Соликамском, владенья Строгановых с Чусовскими городками, слобода Кукарка и окрестности Нолинска, а также обширные камские места, которые некоторые путешественники называли Вятской Лапландией.

Использование материалов сайта разрешается при наличии индексируемой ссылки на источник.

Все права на изображения и тексты принадлежат их авторам. 

"Кирово-Чепецкое благочиние", 2004-2012.