О роли художника в оформлении православных храмов. (А.П. Осипов)

in Книги category

Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,
Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей.
Николай Рубцов

С большим прискорбием должен констатировать, что всё моё детство, да и большая часть жизни прошли в эпоху разрушенных церквей. Начали уничтожать их ещё до моего рождения. Помню, как в селах стояли полуразрушенные колокольни, а потом настал период, когда стали взрывать и эти руины и стирать их с лица земли. Некоторые же храмы с самого начала были превращены в различные склады или другие подсобные помещения.
Моя бабушка, удивительно добрый и щедрый человек, даже в те лихие времена сумела отыскать действующий храм. Правда церковь находилась далёко от нашей деревни, но она меня, малого, снесла туда и окрестила. Моё имя, данное родителями после рождения, со слов бабушки, рассказанными много лет спустя, не соответствовало православным канонам. Батюшка был в затруднении, тогда бабушка испросила окрестить меня Алексеем, что и было сделано. Так и прожил я всю свою жизнь с двумя именами.
Крещение было проведено тайком от матери. Она была учительницей, и подобные поступки в те времена воинствующим атеизмом не прощались, что особенно пагубно сказывалось на судьбе педагогов. Я рос, бабушка иногда, по праздникам, брала меня с собой в церковь. Мне нравилось там. Там пели. Особенно было хорошо, когда батюшка потчевал нас, детей, с ложечки какой-то сладкой, очень вкусной водичкой. Только став взрослым, узнал, что это был кагор. Тогда автобусов и машин не было, лошадей тоже не было; их, как и людей, забрали на войну и они не вернулись. До церкви надо было идти пешком, помню - очень уставал.
Бабушка привила мне уважение к церкви и к самой православной вере, спасибо ей за это. В школьные годы у меня появилась тяга посещать разрушенные церкви и различные церкви - склады. Один из таких складов находился в соседнем селе Покровское. Был он целый, только без куполов и крестов. Когда склад открывался, туда можно было пройти без особых препятствий.
Стены бывшего храма были расписаны с потолка до пола. Росписи были постаревшие и покрыты многочисленными трещинами, естественно, сущность времени отразилась на состоянии, как всех храмов, так и на нашей церкви, но росписи смотрелись хорошо. Подолгу простаивал перед ними, любовался, и самому хотелось создавать подобные же картины. Я с малых лет любил рисовать и, со слов взрослых, мои картинки получались неплохими. Естественно, в этих, нарисованных на стенах сюжетах, я ничего не понимал, ведь в школах тогда не только преподавать, но даже говорить на религиозные темы строжайше запрещалось. Книги о религии из библиотек также были изъяты, информацию получать было неоткуда. Помню, взрослые что-то рассказывали, но сомневаюсь, что они что-либо знали, т.к. сами были зажаты режимом.
Я окончил школу, потом институт, стал взрослым. С годами география моих путешествий расширилась, стал бывать в разных городах, одновременно увеличилась и моя страсть посещать храмы. Однако воинствующий атеизм и со мной сделал дурную штуку, в этих храмах, к сожалению, я не молился, а просто интересовался историей, архитектурой и рассматривал настенные росписи. Поэтому экскурсионные посещения того или иного храма меня всегда радовали, т.к. при этом полученная информация всегда была шире, но я, по возможности, старался бывать и в других церквях.
Так я побывал во многих храмах Москвы, С-Петербурга и других крупных городов страны. Позже ещё посетил удивительные храмы Владимира, Суздаля, Сергиева Посада. Неизгладимое впечатление произвел Владимирский собор в Киеве, где впервые я побывал в середине шестидесятых годов прошлого века.
Этот собор был сооружен в 1862-1882 годах по первичному проекту архитекторов И.В.Штрома и П.И.Спаро в форме русско-византийского стиля. Значительную художественную ценность представляют внутренние росписи, которые были выполнены под общим руководством профессора А.В.Прахова рядом русских, украинских и польских художников, но главным исполнителем этих работ был Виктор Васнецов. Практически этой работой он был занят десять лет; расписывал главный неф собора, в котором, кроме религиозных сюжетов, особое место занимают и фрески исторического характера – «Крещение киевлян», «Крещение Владимира», портреты канонизированных святых: Владимира, Андрея Боголюбского, Александра Невского, княгини Ольги и др.
В росписи собора принимали участие также М.В.Нестеров, П.А.Сведомский, М.А.Врубель и другие, но фрески М.В.Васнецова занимают особо значимое место и лично на меня произвели потрясающее впечатление. До этого Виктора Михайловича я знал только как художника передвижника, автора эпических полотен на темы русских народных былин и сказок, таких как «После побоища», «Аленушка», «Богатыри». Последнее было даже на обложке учебника русского языка, когда я еще учился в школе в начальных классах.
После посещения Владимирского собора В.М.Васнецов встал передо мной как живописец-монументалист, впервые внесший реализм в расписывание православных храм, и, на мой взгляд, эти фрески были главными творениями великого русского художниками. В те далёкие годы я даже предположить не мог, что мне так повезет и через несколько лет, после окончания клинической ординатуры, буду направлен на работу из Днепропетровска на Вятку, что буду здесь работать всю оставшуюся жизнь и посчастливиться посетить село Рябово - родину Виктора Михайловича. Но даже тогда творчество художника-монументалиста Виктора Васнецова оставило в моей душе неизгладимый след. В последующие годы мне неоднократно приходилось бывать в Киеве, и каждый раз, в первую очередь, бежал во Владимирский собор к своему любимому художнику.
У каждого человека есть свой кумир или герой, перед которым он всегда преклоняется. Я работаю хирургом уже 45 лет, и одним из таких героев еще со студенческих лет для меня был и остаётся один из выдающихся людей прошлого столетия Сергей Сергеевич Юдин. Перед ним, самым лучшим желудочным хирургом, до сих пор преклоняются все хирурги страны. Однажды, на какой-то конференции, один из коллег сказал, что Сергей Сергеевич, будучи на съезде Украинских хирургов, специально сходил в церковь на территории Киевской психиатрической больницы, чтобы посмотреть фрески Михаила Врубеля.
Сергей Сергеевич был человеком высокой культуры, разбирался в искусстве, поэтому рассказ мне запомнился и в восьмидесятых годах, при повторном посещении Киева, отыскал этот храм. Оказалось - эта Кирилловская церковь, памятник архитектуры Киева, сооружённый в сер.XII века как собор родового монастыря черниговских князей Ольговичей. В XII-XIII веках храм был княжеской усыпальницей, а в 1194 году в нём даже был похоронен князь Святослав Всеволодович - один из персонажей «Слово о полку Игореве».
С тех дальних времён храм многократно перестраивался и каждый раз, вероятно, заново расписывался. В последний раз в этом принимал участие М.А.Врубель. К сожалению, до нас не все сохранилось, но на хорах до сих пор красуется огромное панно «Сошествие Святого Духа». Кроме этого, сохранился мраморный иконостас, выполненный также Михаилом Врубелем по эскизам А.В.Прахова. Это – «Святой Афанасий», «Богоматерь с младенцем» «Иисус Христос», «Святой Кирилл». Произведения эти также выполнены в духе реалистического искусства, в частности, в образе Богоматери Михаил Врубель изобразил дочку самого А.В.Прахова.
Во все произведения вложено высочайшее мастерство, и они трогают душу любого поклонника изобразительного искусства. Они ослепительны, как самоцветы, лучезарны, мажорны; в каждом - целая гамма красочных переливов. При этом невольно хочется сослаться на воспоминания академика Бориса Васильевича Петровского о С.С.Юдине. В 1954 году, в предпоследний день работы VIII съезда Украинских хирургов, он и Сергей Сергеевич отправились в ту самую церковь на территории психиатрической больницы посмотреть на творения Михаила Врубеля (с этими воспоминаниями я ознакомился недавно). Как пишет Борис Васильевич – «Долго смотрели мы на тронутое временем произведение. Уходить не хотелось...» Спустя несколько дней после возвращения из Киева, 12 июля 1954 года, С.С.Юдина не стало.
Всё выше приведенное лишний раз подтверждает, что великое искусство, созданное русскими художниками и украшающее наши храмы, не может оставить равнодушными православных, всегда трогает и волнует сердца и умы мыслящих людей любого вероисповедания.
К слову, позволю себе небольшое лирическое отступление. Вторым человеком, перед которым я всегда преклонялся и восхищался, был профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий – архиепископ Лука, канонизированный Русской Православной церковью, великий хирург, основатель гнойной хирургии. Я неоднократно писал о нем в нашей местной печати, а в 2003 году, совместно с протоиереем отцом Николаем (в миру - Н.И.Федько) и ведущим инженером ООО «РМЗ КЧХК им.Б.П.Константинова», кандидатом технических наук Ю.В.Горшковым, мы опубликовали статью в материалах Всероссийской конференции хирургов «Актуальные вопросы гнойно-септической хирургии» в г.Красноярске, посвященной памяти В.Ф. Войно-Ясенецкого, вышедшей под названием «На железном ветру».
Он был не только большим мастером в своем деле, но и замечательным художником. В молодости, наряду с медицинским факультетом университета, окончил Киевское художественное училище. В нашем храме «Всех Святых, в земле Российской просиявших» рядом с иконой Николая Чудотворца помещен лик Святителя Луки, т.е. В.Ф. Войно-Ясенецкого. Не проходите мимо этой иконы! Постойте, поставьте свечку и поразмышляйте о величии человеческого духа!
В свое время мой бывший пациент, кирово-чепецкий художник Аркадий Шихов написал две картины – портреты В.Ф. Войно-Ясенецкого и С.С.Юдина. Зная мое отношение к этим великим людям, он подарил мне обе картины. Они хранятся до сих пор, и я вспоминаю художника с бесконечной благодарностью. Он ушел от нас, царство ему небесное!
Вернемся к нашей основной теме. С годами я посетил, практически, все храмы нашего района. Особый интерес вызвала церковь Вознесения в селе Каринка. Меня поразили росписи на стенах храма. Сразу же обратился с вопросом к служителям – кто автор? Ответ был однозначный – Виктор Васнецов. Был удивлен, никогда не слышал об этом и не читал. Я задумался. С одной стороны – это могло быть правдой, т.к. село Рябово, малая родина Виктора Михайловича, находится рядом и в те времена, когда он там бывал, мог сделать это. С другой стороны, любые действия такого художника, как Виктор Васнецов, не могли пройти бесследно для последующих поколений, тем белее - для художников. Даже в музее Виктора и Апполинария Васнецовых в Москве на Сретенке, где был их дом и где мне удалось побывать, не нашел необходимых сведений. Одним словом вопрос повис. Однако должен сказать - почерк художника, расписывающего храм вознесения в Каринке, очень походит на Васнецовский. Может быть, данная загадка проявится когда-нибудь на официальном уровне.
В конце можно было бы привести много замечательных имен художников, которые занимались расписыванием русских церквей. Среди них можно назвать Андрея Рублева, Феофана Грека, Карла Брюллова, Василия Сурикова и других. Для примера позволю сказать несколько слов об Андрее Рублёве, который примерно жил с 1360-70 годов до 1430 года (дата тоже приблизительная). Он был крупнейшим мастером московской школы. Его произведения отличались глубокой человечностью и возвышенной одухотворенностью образов, совершенством художественных форм, например, икона «Троица». Он участвовал в создания росписей и икон в соборах: старый Благовещенский в Московском Кремле, Успенского во Владимире, Троицкого в Троице-Сергиевой лавре, Спасского собора Андроникова монастыря в Москве. Кроме этого, принимал участие в создании фресок и в других монастырях. Подобные сведения можно привести и о других художниках, перечисленных выше. Все это свидетельствует о том, что русские художники всегда принимали активнейшее участие в создании храмов и внесли огромный вклад в повышение их духовности.
В Кирово-Чепецке в настоящее время работает вновь созданный великолепный собор «Храм Всех Святых, в земле Poccийской просиявших». Все работы ещё полностью не завершены. В настоящее время идут интенсивные работы по расписыванию стен храма. Очень хотелось бы, чтобы эти работы были успешными и фрески, созданные нашими художниками, остались на века и были не хуже росписей великого земляка - Виктора Васнецова.
Дай Бог!

Использование материалов сайта разрешается при наличии индексируемой ссылки на источник.

Все права на изображения и тексты принадлежат их авторам. 

"Кирово-Чепецкое благочиние", 2004-2012.