Рябово – земля благословеннная

in Иоанно-Предтеченская церковь, Рябово, Страницы истории category

Виктор Васнецов - второй сын священника Михаила Васнецова родился в 1848 году в с. Лопьял Уржумского уезда. Почти два года ему было, когда семья перебралась в Рябове, ныне Зуевского района. И все наполнение души, становление характера происходило здесь. Поэтому неслучаен наш разговор с художником Владимиром Востриковым в дни, когда отмечается юбилей Виктора Васнецова.
- Когда Вы жили в Рябово, в какие годы?
- С 1984 по 2000 год. Прожили там с семьей 16 зим и 24 лета. Мы там безотрывно. Просто статус меняется. Быть директором Дома-музея Васнецовых или быть свободным художником на одной географической точке — два разных угла зрения. Кстати, это быстро выветривается – директорский тип мышления, но ревность остается, потому что постоянно на глазах что-то происходит.
- А что там из старого осталось?
- Да всё там старое и есть. Не должно, на мой взгляд, ничего меняться в мемориальном музее. Это как концептуальный принцип: огородить Рябово и сто лет там ничего не делать, просто поддерживать его в том состоянии, в каком оно есть. Чтобы ничего не рухнуло, чтобы было приглядным. И тогда оно само по себе наделится подлинностью, будет восприниматься ближе к васнецовским временам. Принцип сохранения - он более плодоносящий.
- Мне кажется, все равно это не совсем музей, и не должно быть музеем, а скорей всего - дом, отчина.
- И она должна быть узнаваема. Если вещь не подлинная, то никто меня не заставит в нее поверить. Придуманным миром жить нельзя. А так называемая наполняемость музея ради того, чтобы было богато... ну так можно всю жизнь накапливать, а потом одним махом сделать переэкспозицию. Переэкспозицию чего? Пустого места на новое пустое место?
- Интерьеры там как бы приближены к крестьянскому быту?
- Да нет, там нет ни крестьянского, ни священнического быта, скорее -краеведческая вариация на тему Васнецовых. Мы все время пеклись о главном: о колорите, о духе васнецовском. В музей привнесены, например, шторы. Вещь не обременительная. Ее может и не быть. Но если это как-то срабатывает, украшает, то почему бы и не быть...
- Чем, по-вашему, надо наполнять Рябовский музей?
- Да он и так достаточно наполнен. Сам дом — это уже экспонат. В старые добрые времена мы раскрыли мезонин-сруб. Само дыхание этого сруба, его характер о многом говорят. Стены дома - это сама подлинность, но они пока сокрыты. По мебели в комнатах достаточно хорошо, по утвари в кухне - тоже.
- Чем увлекался мальчик Виктор в Рябово, чем, занимался?
- Самое главное, впитывал то, что художника делает художником. Красота была рядом. Вспомним общеизвестные прогулки с отцом, когда дети, старшие и младшие, ходили по любимым местам, беседовали душевно, наблюдали природные явления.
- И Божий мир открывался им...
- Ну да. Он был еще зримо очеловечен. И чем еще заниматься на каникулах? Это одно из занятий - прогулка. Кстати, и теперь тоже. Когда ездили на Девятое мая в Рябово, ушли с дочкой Дашей на пруд (там же пруд сейчас есть), сели на большой пирс, ногами болтали. Кстати, есть в этом какое-то прозрение — просто любоваться, наблюдать.
- Значит, сама атмосфера, природа, дом - они всё те же?
- Всё те же. Недаром здесь прошли три пленэра для российских художников. Но за две-три недели сходу проникнуться всегда сложно. Если васнецовское место, то не обязательно рисовать дом, на самом деле природа говорит больше.
- Когда проводили съемки в Рябово, я была зачарована удивительными красками заката. Не могла взор от неба оторвать. Как будто шла мимолетная смена декораций.
— Чем это хорошо? Человек не подготовлен к тому, что сейчас будет, с каждой минутой становится все сказочней. И лучше в этот момент не рисовать, а спокойно посмотреть. Живое впечатление — оно не менее полное. Хорошо, когда солнце забирается в лес, дали густеют. Вот оно уже опускается в лога - невероятный по краскам финал заката. Я всегда любуюсь. Стараюсь писать в ту сторону, где проходит старая вятская дорога. Там и рельеф интересный. Были поля, луга, небо, сейчас и новая стихия появилась - вода. Большое зеркало пруда очень притягивает художников.
- Пополняется ли сейчас Рябово людьми? Ходят ли туда, ездят ли? Живет ли сейчас село?
- Живет, только коренных людей мало осталось. Одни уехали, другие приехали. Школы то нет. Осталось то, что раньше называлось погостом. Кладбище, маленькое село. Прежняя церковь каменная давно порушена.
- Мальчики Васнецовы в детские годы ходили в храм и помогали отцу. Храмовая живопись, она тоже на души воздействовала...
- Мы упускаем одну вещь, очень важную. Мы сейчас больше живем как бы во времени. А в XIX веке жили, особенно люди сельские, не во времени, а в пространстве. Солнце всходит — солнце заходит. Не нужны минуты там. А сельский храм — это была такая объемная вещь. И приход огромный был. Три с половиной тысячи человек. Храм украшался при отце Михаиле несколько раз. Кто писал, не понятно. Возможно, местные богомазы. Сохранился один годовой отчет, сколько чего затрачено. Самое большое — 200 руб. резчику, не малые по тому времени деньги. Мастер приезжал, скорее всего, с инструментом и делал все на месте. На глазах мальчиков всё происходило. В 1914 году, посетив последний раз Рябово, Виктор Васнецов писал брату Аполлинарию: «...Наш любимый иконостас в холодной церкви линяет, и даже живопись лупится — так жалко и грустно». Всю жизнь помнилась братьям эта Рябовская церковь во имя Рождества Иоанна Предтечи.
- А новая деревянная церковь в честь Иоанна Предтечи?
Предтеченская церковь с. РябовоПредтеченская церковь с. Рябово
- Сейчас в ней продолжаются работы по благоукрашению. На праздник сюда приезжает священник, служит. Ведь церковь - это самое главное в обустройстве Рябово, потому что Рябово, музей и церковь — это неотделимо.
Римма Лаптева.

Использование материалов сайта разрешается при наличии индексируемой ссылки на источник.

Все права на изображения и тексты принадлежат их авторам. 

"Кирово-Чепецкое благочиние", 2004-2012.