История церквей и приходов села Усть-Чепца

По переписным книгам Хлыновского уезда XVIIв. видно, что в 1615г., когда в исторических документах впервые появляется упоминание Усть-Чепецкого погоста, здесь было две церкви: теплая церковь Рождества Богородицы с приделом в честь Петра и Павла и холодная Никольская. Кроме этих двух церквей существовала еще колокольня, которая в других селах обычно отсутствовала. В колокольне была устроена третья – в честь Георгия Страстотерпца – церковь, что также в других погостах не наблюдалось. Главной считалась Никольская церковь.
По писцовой книге 1629г. в Усть-Чепецком погосте значатся один поп, один дьячок и один пономарь; в переписной книге 1646г. – два попа, один дьячок и один пономарь.
По сравнению с другими селами Усть-Чепца считалась довольно хорошим селом, поэтому духовенство, попавшее сюда, обычно не стремилось уезжать в другие места и даже, по возможности, старалось пристроить здесь и своих детей. В течение почти ста лет (с 1761 по 1859гг.) здесь последовательно служили отец, сын, внук и правнук Наумовы – Никифор, Прокопий, Иоанн и Михаил; Иоанн Наумов прослужил около 40 лет, а отец его, Прокопий - 32 года.
В 1851г. священником в Усть-Чепце стал Александр Заворохин. Вся жизнь отца Александра оказалась связанной с этим селом, где он с усердием прослужил почти 50 лет. С 1885г. о.Александр являлся к тому же благочинным всего Чепецкого прихода. Его перу принадлежит интереснейший очерк, посвященный жизни, быту и нравам жителей тогдашней Усть-Чепцы.
Откуда бралось духовенство? Отчасти из тех же крестьян, которые могли читать и писать. Затем, когда XVIIIв. в Вятке была устроена особая школа для подготовки детей духовенства (после 1734г.), духовное сословие стало обособляться и, так сказать, замыкаться в свою касту: дети духовенства шли по той же дороге, что и их отцы, - в священники, диаконы или псаломщики. Из крестьян отдельные лица попадали в духовное сословие еще довольно долго. Один из таких уже после революции достиг даже высшего иерархического положения – был архиереем. Это крестьянин д.Злобинской Николай Шатунов, учившийся в Чепецкой школе в 1870-х гг. и поступивший в послушники Успенского монастыря, а потом переведенный в настоятели Московского монастыря, а оттуда он был назначен епископом в Сибирь.
До XVIIIв. здешние храмы оставались деревянными, хотя уже задолго до того село Усть-Чепца количеством дворов превосходило такие города вятской земли, как Котельнич, Орлов или Шестаков.
В 1727г. епископ Вятский Алексей Титов благословил строительство каменной церкви. В 1736г. кладка каменной церкви была закончена, и поп Нефимий с причетчиками да староста церковный Федор Наумов с приходскими людьми просили разрешение на освящение вновь построенной теплой придельной церкви в честь Рождества Пресвятой Богородицы; придел освящен в этом же году Слободского Богоявленского монастыря Архимандритом Никифором. Главный престол холодной каменной церкви освящен в 1745г. во имя святого Николая Чудотворца, и церковь по-прежнему называлась Никольской.
В 1740г. после построения теплой каменной церкви служители и церковный староста Усть-Чепецкой Рождественской церкви просили разрешения старую ветхую деревянную Никольскую церковь разобрать.
В 1762 – 1763гг. в теплом храме был устроен новый иконостас.
28 августа 1828г. по просьбе чепецких прихожан главная холодная Никольская церковь переосвящена в Рождественско-Богородицкую, а теплая Богородицкая переименована в Никольскую.
С этого дня Усть-Чепецкая каменная церковь стала именоваться не Никольской, а Рождественско-Богородицкой.
В 1852г. церковь перестроена и расширена еще на один придел и стала трехпрестольной: главный холодный престол ( освящен в 1745г.) - в честь Рождества Богородицы, теплый южный (освящен 21 января 1853г.) – в честь св. Николая, теплый северный (освящен 22 ноября 1865г.) – в честь святого великомученика Дмитрия Солунского.
Иконостас 1874г.
Каменная колокольня была возведена в 1791-1794гг. вместо деревянной, имела вид трехярусной башни.
Эта роскошная белокаменная церковь, возведенная на высоков берегу реки, в самом центре села, радовала взор всякого, кто попадал сюда.
Высота храма 12, длина и ширина по 5 сажен. Своды котловые. Под самой крышей 4 круглых окна, наличники у них кирпичные, гладкие. Алтарь с одним полукружием. Стены снаружи испещрены разными украшениями из зубцов и полукружий; последние над окнами сделаны из кирпича в ребро с отливом сверху вниз. По середине церкви обведен пояс. Кровля четырехскатная. На церкви одна глава.
Газета “Вятские епархиальные ведомости” № 8 за 18.02.1916 писала: ” Хор смешанный, состоит из 15-20 человек. В партиях тенора и баса поют рабочие спичечной фабрики Бровцинв, а в партиях дисканта и альта – крестьянские девушки. В настоящее время в хоре поют 7 дискантов, 5 альтов, 1 тенор и 3 баса. Хором управляет местный псаломщик А.Романов. Хор поет все службы и все требы. Кроме священных песнопений, помещенных в сборниках Синодального издания, хор поет произведения Архангельского, Чайковского, Просина, Дегтерева, Веделя, Лирина, Ломакина, Стрелкина, Лагунова, Малашкина, Соловьева, Чистякова, Львовского, Азева, архимандрита Феофана и многих других. Настоящий хор, едва ли не единственный в этом отношении во всей Вятской епархии, имеет на свое содержание неприкосновенный капитал в 11.000 рублей, из которых 10.000 рублей пожертвованы “для устройства вечного хора” умершим уже ныне спичечным фабрикантом Андреем Бровциным и 1.000 рублей отчислено на тот же предмет из сумм церковно-приходского попечительства. Певчие и регент пользуются с неприкосновенного капитала процентами, каковых приходится от 32-35 рублей ежемесячно. Кроме того, хор получает доходы от свадеб по 2-5 рублей и от погребений до 5-6 рублей за каждую требу. Музыуальных инструментов у хора нет, нот же имеется достаточно. В общенародном пении хор, по словам псаломщика, участие “принимает, но в крайне слабой степени”, а отец настоятель к этому прибавляет – “т.е. при настоящем регенте всего один раз, а до него - никогда”. Хор чувствует недостаток в мужских голосах.”
12 июня 1916г., в воскресенье, церковь посетил епископ Вятский и Слободской Никандр и отслужил здесь литургию.
Во второй половине XIXв. деревянных храмов в с.Усть–Чепецком уже не существовало, зато появилась вторая каменная церковь – в 1885г. на приходском кладбище, которое возникло в начале 1860-гг., была поставлена церковь во имя святых Флора и Лавра. Освящена 12 августа 1886г. Своего причта у церкви не было .
В д.Злобино в 1908г. была построена деревянная церковь на каменном фундаменте с колокольнею в одной связи во имя преподобного Трифона Вятского Чудотворца и святых Флора и Лавра. Строительство состоялось благодаря финансовой поддержек игумена Вятского Трифонова монастыря Никодима, родившегося в этой деревне. С появлением церкви Злобино стало называться селом Боголюбским. В 1909г. здесь образовался самостоятельный приход. Вскоре о.Никодима назначили настоятелем одного из старейших московских монастырей – Высокопетровского; но и вдали от родины он не перестал заботиться о построенном им храме: снабжал его всевозможной утварью, богатой ризницей, дорогими иконами, выстроил дом со службами для причта.
В 1913г. в честь 300-летия Дома Романовых архимандрит Никодим выразил желание построить в с.Боголюбском каменный храм, а также пожертвовать в местную церковь величайшие святыни – иконы св. Пантелеимона и св. Георгия Победоносца с частицами их мощей. Каменный храм не был построен, но иконы были привезены на вятскую землю: 11августа 1913г. крестным ходом в составе причта и едва ли не всего злобинского прихода от ст. Просница, куда прибыл архимандрит Никодим со святыми дарами, святые иконы были доставлены к месту назначения. Перед отчим домом архимандрита Никодима была совершена лития. Все участники хода на коленях молились о родителях его Андрее и Надежде. От дома родителей о.Никодима крестный ход проследовал к церкви, где было совершено молебствование.
В селе были министерское одноклассное мужское и земское женское начальное училища.
Архиерей посетил село в 1908г.

В д.Северюхи в Усть-Чепецком приходе некогда стояла Вознесенская часовня, а на ней был большой деревянный крест с вырезанной на нем датой “1547” , неизвестно, что означавшей. Но еще в 1880-х гг. население приносило сюда обрядовую поминальную пищу – блины, оладьи, яичницу-омлет, но уже никакого поминания не производилось.
Разные версии бытовали о причинах устройства часовни.
По одним сведениям часовня и крест были поставлены на могилу новгородцев, павших в 1182г. в бою с местными удмуртами. Эта битва произошла в 5-6 км от Никольского погоста вверх по р.Чепце. Погибших русских воинов похоронили в д.Северюхинской и на месте захоронения и поставили часовню. А удмуртские воины были погребены на поскотине (пастбище) и место это называют “поганым” (поганые – остяки и т.п. противники).
Позднее местные жители связали эту битву с противостоянием вятчан и татар в 1390г.. Во время татаро-монгольского нашествия, здесь, на высокой сухой глинистой горе, возле д.Северюхинской, произошла эта большая битва между русскими, жившими здесь, и напавшими на них татарами. Русские прогнали татар под гору, где вместе с оружием и конями утопили в озере у д.Утробино. С тех пор озеро стали называть “поганым” – татары были некрещеные, а значит - “поганые”. Русских же воинов захоронили на горе в братской могиле. А о том, что эта битва 1390г. была на самом деле, а не просто легенда, говорят раскопки 1938 и 1961гг. – на глубине двух метров был вскрыт сплошной настил из человеческих скелетов с отрубленными головами – черепа были положены в отдельном месте.
Возможно, от этой битвы деревня, около которой шел бой, получила название Боево. Другое предположение об истоках названия деревни –Баево (уже через “а”) – от имени собственного “Бай” – было такое древнерусское новгородское имя. Придя на Вятку, новгородцы основывали свои поселения и называли их по древнерусским именам. Теперь эти имена можно принять за прозвища. Возможно, владелец этого поселения Бай и дал название населенному пункту.
О построении этой Вознесенской часовни в Северюхах, по глубокой ее древности, ничего не известно, за неимением документов, кроме того, что в 1777г. по ходатайству духовенства села Усть-Чепецкого она была возобновлена, по ветхости, с благословением Преосвященного Лаврентия Епископа Вятского и Великопермского. При часовне имелись довольно древние иконы – Вознесения Господня, нерукотворного образа Всемилостивого Спаса, св. пророка Илии, исповедников Христовых – Гурия, Симона и Авива и Святителя Николая Чудотворца. В 1929г. Вознесенская часовня была передана сельсовету, некоторое время спустя ее разобрали и перевезли в д.Лобань; там она была собрана вновь и использовалась в качестве колхозного амбара.
Были в Усть-Чепецком приходе еще две часовни: Воскресенская – в 7 верстах от Усть-Чепцы, в местности, именуемой Гарь Студеная; и на старом кладбище ( на территории современной колонии в Чепце), так называемая “кладбищенская часовня” (не путать с церковью Флора и Лавра на Чепецком кладбище).
По данным 1890г. прихожан 2634 человек мужского пола и 2893 чел. женского.
По данным Статистического описания Вятской епархии за 1909г. причта в селе по штату положено: два священника, один диакон и два псаломщика; квартиры для причта казенные, кроме священника Сивкова, который имеет свой дом; земли: усадебной 2,10 дес., пахотной 28,2 дес., сенокосной 4,8 дес., подъездных дорог 9,2 дес. и есть еще церковные луга ; братский денежный доход: священника 1272р. 03к., диакона 848р. 02к., псаломщика 424р. 01к.; руги собрано на весь причт до 130 пудов ржи, 200 пудов овса и 80 пудов ячменя; прихожан православных русских 3152 м.п. и 3395 ж.п.; приход состоит из 61 селения расстоянием 0,5-10 верст.
В то время, когда Усть-Чепца еще не имела школы, некоторые из числа причта занимались обучением детей грамоте. Особенной известностью в этом отношении пользовался Михаил Михеев (ум. в 1875г.), который в 1830-х гг. обучал детей у себя на квартире за вознаграждение по соглашению с родителями. Из воспоминаний чепецкого крестьянина, записанных А.Н.Лупповым: “Учеников было человек 10-15, сидели за длинным столом со скамейками. Учились по букварю и часослову; пройдя часослов, учились писать буквы и слова с прописей. Писали карандашом, иногда гусиным пером. Чернила приготовлялись из чернильных орешков. Только бойкие, прилежные и с хорошей памятью успевали научиться читать по часослову в течение одной зимы, другие приобретали это умение только в 2-3 зимы. Счету не обучались, священную историю и катехизис не проходили.
Михеев был исправным учителем, учил каждый день с утра до вечера, с перерывом для обеда; с учениками обходился ласково, часто шутил, наказаний, кроме ставления в угол и оставления без обеда, никаких не употреблял. Во время его отлучек для требоисправления его заменяла жена. Плата была установлена по 50 копеек с букваря и по 1 рублю с часослова (счет на ассигнации). Деревенские мальчики во время учения жили у Михеева, расплачиваясь с ним хлебными продукциями. Кроме Михеева, учил еще дьякон Зиновий, также в своей квартире”.
1 сентября 1885г. была открыта церковно-приходская школа, которая помещалась в квартире священника, затем в особом доме на площади. Долгое время в ней с детьми – первоначально только мальчиками – занимались священник Михаил Сивков, диакон Матвей Васнецов и псаломщик Павел Луппов. В 1904г. для школы было построено специальное здание на берегу реки рядом с церковью. В 1990-е гг. местные власти передали старый дом Всехсвятской церкви, и там вновь церковно-приходская школа – Воскресная школа для детей и взрослых.
В 1935г. кладбищенская церковь во имя святых Флора и Лавра по приказу Просницкого райисполкома отдана в распоряжение начальника строительства ТЭЦ, а затем разрушена. Храм разломали, а кладбище в середине 1950-х гг. закрыли.
Трагическая участь ждала и Рождественско-Богородицкую церковь: в начале 1930-х гг. ее закрыли, а потом и сломали – сначала колокольню, немного позднее и сам храм – последняя точка в судьбе храма была поставлена в 1942г.

Использование материалов сайта разрешается при наличии индексируемой ссылки на источник.

Все права на изображения и тексты принадлежат их авторам. 

"Кирово-Чепецкое благочиние", 2004-2012.