Дорога к Богу хирурга А.П.Осипова

in Приходская жизнь category

Нельзя  трогать храмы!

Святая истина: все мы жи­вем под Богом. Но, к сожале­нию, дорога к нему усеяна боль­шими трудностями и порой даже очень сложна. В этом пла­не особенно не повезло моему поколению семидесятилетних людей, так как мы попали в самый разгар антирелигиозной политики государства: разруша­ли храмы, изгоняли священно­служителей.

С малых лет помню полураз­рушенный храм, который стоял на холме за соседней дерев­ней. Колокольня была цела, и мне казалось, что это не цер­ковь, а большой парусный ко­рабль, плывущий на горизонте. Бабушка рассказывала, что все те,  кто разрушал или грабил этот храм, свою жизнь закон­чили плохо: кто попал в смертельную катастрофу, а кто за­болел неизлечимой болезнью и умер. «Божье наказание, - говорила бабушка. - Нельзя Бо­жий храм трогать». Мне, мало­му, тогда было трудно судить обо всем этом...

Святое желание

Бабушка, вероятно, очень пе­реживала, что я постоянно под­вергаюсь всяческим издева­тельствам со стороны двоюрод­ных братьев и сверстников из-за моего имени Адольф, ведь шла война... И она решила из­бавить меня от несчастья. Од­нажды тайком в 1943 году офи­циально окрестила меня в храме примерно в 10-15 километ­рах от нашего села. Естествен­но, сам процесс крещения я не помню - был мал, но всегда гордился новым именем: на­звали Алексеем. И теперь гор­жусь, ведь Алексеем звали пос­леднего царевича и последних двоих наших патриархов. У ба­бушки, конечно, с полной сме­ной моего имени ничего не вышло - разве возможно было старухе противостоять разгуль­ной антирелигиозной системе и победить ее! Но когда будут отпевать меня (все мы смерт­ны), хотелось бы, чтобы это про­изошло под именем Алексей. Это - мое святое желание.

В последующем, уже после войны, бабушка часто брала меня в церковь: в ту, что в 10-15 километрах от нас. Всегда шли пешком. Помню, очень уставал. А в церкви же мне очень нравилось. Батюшка нас, детей, всегда с ложечки поил сладкой водичкой. «Кагор», - говорили взрослые. Что это за кагор был, не могу сказать.

Ведь кагор — это все же вино, а мы не пьянели, и нам очень нравилось. Этот храм до сих пор действует, но, к  сожалению, давно там не бывал - слишком далеко живу и на родину езжу редко, да и почти   все ушли...

Воспитателям досталось

Однажды произошел очень неприятный случай, тоже в дет­стве. Мать меня отправила в пионерский лагерь. Там было хорошо. В один прекрасный день нас повели на Волгу. Мы купались, играли. Ближе к ужи­ну пошли обратно. Путь был не близкий: не меньше 10 кило­метров. С нами были воспита­тели. Обратная дорога прохо­дила через село, где находился действующий храм с высочен­ной колокольней. Подобную колокольню в последующем я видел только в Казани, на цент­ральной  улице  города.

Мы, дети, как только пришли в село, ринулись в храм. Он был открыт, шла служба. Естест­венно, сама служба нас не ин­тересовала - мы сразу же по­лезли на колокольню. Облази­ли и всю церковь. Нашим вос­питателям было некуда де­ваться. Они тоже зашли в церковь, но шалости наши сдер­жать не сумели.

Примерно через час-полтора мы все собрались и двинулись в наше «пионерское» село. Доб­рались благополучно. А потом узнали, что у воспитателей из-за нашего «нашествия» на цер­ковь были большие неприятнос­ти - вплоть до РОНО. Их чуть не выгнали с работы. Как они су­мели удержаться - даже поразительно! Ведь антирелигиоз­ная система работала очень жестко.

...И ставил свечу

Последующие годы проходи­ли без особых приключений. Я окончил школу, поступил в ин­ститут, в Казань, где на меня большущее впечатление произ­вела та самая башня-колоколь­ня, о которой написал выше. Сам храм не действовал. В по­мещениях на первом этаже были какие-то магазинчики, которые не производили никакого впе­чатления. Настоящий действую­щий храм - Никольская церковь - находился в конце той же улицы, был маленький и тоже не производил должного впе­чатления. Но я посетил церковь и поставил свечку. В последую­щие годы был полностью занят учебой.

Когда начал работать, зани­мался не только хирургией: никогда не переставал повы­шать свою квалификацию в раз­личных учебных заведениях усо­вершенствования, вел исследо­вательскую работу, писал ста­тьи, публиковал их и направлял научные доклады  на  различные медицинские конференции. Поэтому систематически выез­жал на эти форумы. Объездил множество городов страны. И не было такого, чтобы не посе­тил местные храмы, не поста­вил свечку. Сейчас, будучи на заслуженном отдыхе вспоминаю это и думаю, что именно посещение церкви спасало в те годы меня от неприятностей и  способствовало успеху.

Кирилловская церковь

С годами побывал во многих храмах и монастырях Москвы, Санкт-Петербурга, Ки­ева. Особенно понравились росписи Владимирского собора в Киеве, созданные Виктором Васнецовым. Останов­люсь на посещении Кирилловс­кой церкви в Киеве. Как-то я прочитал у Б.В.Петровского, что они с С.С.Юдиным в 1954 году, будучи на VIII съезде украинс­ких хирургов, отправились в пси­хиатрическую больницу - в Ки­рилловскую церковь, которую в свое время расписал Михаил Врубель. «Долго смотрели мы на тронутое временем произ­ведение. Уходить не хотелось. Но Юдин должен был на следу­ющий день оперировать в Моск­ве», — пишет Б.В.Петровский. Они расстались. Через несколь­ко часов великого хирурга С.С.Юдина не стало: едва до­везли до Москвы. Вот какие вещи преподносит иногда жизнь.

Итак, я отправился в Кирил­ловскую церковь. Действитель­но, фрески и иконы Врубеля великолепны. Ему принадлежат композиции «Сошествие Свято­го Духа», «Надгробный плач» и четыре иконы: «Афанасий», «Бо­гоматерь с младенцем», «Иисус Христос» и «Кирилл». Я долго ходил среди этих творений, вспоминая С.С.Юдина и Б.В.Петровского. Неоднократно посещал храм и после, пока не уехал  из Киева.

Еще мне очень понравились храмы Владимира. Здорово! Особенно собор Вознесения с росписями  Андрея   Рублева.

Святитель Лука

С открытием церкви у нас, в Боеве, почти с первого дня посетил ее и познакомился с протоиереем Николаем Федько. Мы до сих пор поддержива­ем дружеские отношения, иног­да он помогает мне финансами при поездках на научные кон­ференции, за что я ему очень благодарен.

Еще в первые годы знаком­ства я написал очерк о В.Ф.Войно-Ясенецком, перед которым всегда преклонялся, и мысленно мне казалось, что он всегда шагает впереди меня. Теперь он канонизиро­ван и среди наших святых именуется   как  святитель Лука.

Свой очерк отдал отцу Нико­лаю, и с открытием нового, Всехсвятского, храма там появился лик святителя Луки, и помещен он рядом с Николаем Чудотвор­цем. Уважаемые горожане, при посещении храма не забудьте поставить свечку и святителю Луке - великому хирургу и ан­гелу. А отца Николая я даже не знаю, как благодарить за вели­кодушие.   Огромное  спасибо!

Мне хотелось бы...

Мы живем в России, и наши храмы, в основном, названы именами русских святых. Напри­мер, много церквей носят имя Александра Невского, а в Санкт-Петербурге даже лавра названа его именем. А взять хотя бы наш, Кирово-Чепецкий, район: в Проснице - церковь Александ­ра Невского, вновь строящийся храм в Боеве тоже носит его имя, в Фатееве - часовня Алек­сандра  Невского.

Как известно, собор Кирово-Чепецка называется храмом всех святых, воссиявших на Руси, - Всехсвятским. Церковь под та­ким именем впервые мне встре­тилась в Москве. Каждый раз, как только бываю в столице, обязательно посещаю этот храм.

Недавно на территории хра­ма, по периметру, появились мраморные доски с высеченны­ми на них именами российских героев. Эти памятные доски уложены рядами прямо на зем­ле. Хотелось бы, чтобы и на территории нашего Всехсвятского храма было создано неч­то подобное - ведь у нас на Вятке немало героев и выдаю­щихся личностей, которые ушли из жизни. К примеру, взять хотя бы поэта Овидия Любовикова или всемирно известного фото­художника Алексея Перевощикова. Они даже родились на той земле, где сейчас возвышается храм.

Мое завещание

Естественно, это просто мои размышления и мечты, осу­ществления которых я едва ли дождусь... Годы летят быстро, и для меня, как и для всех, при­дет время уходить к Богу. Тогда мой путь к нему завершится. Такова жизнь.

Четко представляя все это, утешаюсь тем, что всю жизнь работал не покладая рук - сде­лал тысячи и тысячи операций и еще попутно, в меру сил, зани­мался наукой. Работы было мно­го, я не ленился, поэтому же­лаю и новому поколению хи­рургов сделать не меньше. А если они сделают еще больше, буду только в восторге. Только это может случиться, когда я уже буду у Бога.

А.ОСИПОВ.

Использование материалов сайта разрешается при наличии индексируемой ссылки на источник.

Все права на изображения и тексты принадлежат их авторам. 

"Кирово-Чепецкое благочиние", 2004-2012.